Меню
16+

«Ононская правда», общественно-информационная газета Кыринского района

05.06.2018 10:36 Вторник
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 43 от 05.06.2018 г.

Быть ли мангутскому хлебу?

Мангутский хлеб — это словосочетание, согласитесь, вызывает у нас, жителей Кыринского района, определенные ассоциации, причем, явно положительные. Эти два слова являются настоящим брендом, потому что, читаем в Википедии: «Бренд, как ассоциация в сознании целевой аудитории, символизирует какие-либо определенные качества продукта или характеристики самого производителя продукта».

С КАЧЕСТВОМ продукта понятно – мангутский хлеб всегда славился отменным вкусом и душистым ароматом. А вот что происходит сегодня с его производителем, Мангутским сельпо? Попробуем разобраться, но для начала заглянем в историю.

Первые упоминания о Мангутском потребительском обществе относятся к 1919 году. За период своего существования оно претерпело не одну реорганизацию – то находилось в составе Кыринского райпотребсоюза, то было товариществом с ограниченной ответственностью, то напрямую подчинялось облпотребсоюзу.

Наверняка рядовому покупателю все эти перипетии были неизвестны и неинтересны, для него главное, что хлеб оставался всё таким же вкусным и душистым. А между тем, история самого предприятия заслуживает внимания, потому что ее без преувеличения можно назвать драматичной. Сразу скажу, что свое журналистское расследование мне пришлось вести, в основном, по телефону, поэтому в статье будет много прямой речи. Позже я познакомилась с некоторыми основными участниками событий «вживую», но об этом ниже.

ИТАК, период расцвета Мангутского потребобщества приходится на советские времена. Об этом рассказывает Нина Перевалова, которая более 40 лет проработала товароведом:

- Я пришла работать в потребобщество в 1977 году. Здесь тогда трудилось около 140 человек. Хлебопекарня тогда работала 24 часа в сутки. По всем селам несколько раз в неделю ходило три хлебовозки, еще четыре автолавки ездили по стоянкам, обслуживали чабанов и доярок. Дополнительный транспорт предоставляла автоколонна облпотребсоюза, сами ездили за товаром в Читу. У нас было 23 магазина, все новые. Только в Мангуте было семь магазинов, пять – в Верхнем Ульхуне, четыре – в Михайло-Павловске, по два – в Тарбальджее, Ульхун-Партии и Тырине, один в Тургене. В Мангуте была большая столовая, которой мы гордились. Еще семь школьных столовых полностью обслуживали – там были наши повара, наши продукты, поставляли туда хлеб, кондитерские изделия. Была и заготконтора, где принимали КРС, картофель, овощи, макулатуру, шерсть, кости, тряпье. Это были уже восьмидесятые. Позже взяли подсобное хозяйство. В общем, до девяностых годов мы работали нормально, а потом дошло до того, что осталась работать хлебопекарня и один магазин в Мангуте.

ТЕ САМЫЕ девяностые потребобщество пережить не смогло, и в начале двухтысячных грянуло банкротство. Сегодняшнее Мангутское сельпо было организовано на базе потребобщества в 2004 году решением учредительного собрания пайщиков села Мангут. И заслуга в этом, в первую очередь, С.А. Перфильева, который инициировал его создание и которого пайщики поддержали и единогласно избрали председателем Совета. Сергея Александровича, к сожалению, уже нет в живых, но его и сегодня в Мангуте вспоминают добрым словом.

Марина Климова (продавец магазина в селе Мангут, общий стаж работы в сельпо — 15 лет):

- Когда председателем пришел Сергей Александрович, отменили выдачу зарплаты продуктами, стали людям деньги давать. Он был простым автолавщиком и ведь поднял сельпо. Магазины были заполнены товаром.

Наталья Климова (бывшая заведующая хлебопекарней):

- Перфильев пришел, когда мы стояли почти на коленях. Он открыл магазины, закрытые в 90-е годы, восстановил всю технику — «УАЗик», «131-ый», «130-ый». Начали возить дрова. «ГАЗель» с рук купили, потом еще одну «ГАЗель» с будкой в кредит взяли. У нас постоянно было сырье. Работало подсобное хозяйство, КРС был свой и брали на пастьбу. Мясо продавали, фарш, пробовали делать полуфабрикаты — пельмени и так далее. У нас даже прибыль пошла, говорили про миллион. Сергей Александрович только ушел, и пока была вся эта пертурбация — один председатель уходил, другой приходил, этот миллион куда-то делся.

Надежда Никитина (старший продавец магазина села Мангут, 35 лет стажа работы в сельпо):

- При Сергее Александровиче мы работали хорошо, у нас миллионные обороты были в магазине за месяц. Такая прибыль при нем была!.. Финогенов потом на собраниях спрашивал: куда девалась прибыль Сергея Александровича? Как в прорву все ушло...

Татьяна Перфильева (бывший председатель, занимала эту должность дважды, общий стаж работы в потребобществе — более 30 лет):

- Первый раз я пришла на должность председателя в ноябре 2011 года. За 2010 год бухгалтер насчитала прибыль, а потом оказалось, что ее нет. Долги уже были, без них никак. За 2011 год уже получилось 700 тысяч убытков. Убыточно работала торговля, пекарня работала прибыльно, она и перекрывала... Долги были только поставщикам, налоги платились. Потом и по налогам пошли долги. Заработная плата выплачивалась вовремя. При мне были неполадки, но не такие… И товар возили, и торговали. Было около 70 работников. Мы муку возили по 20 тонн. В марте 2015 года у меня случился инфаркт. В мае пришел Мамонтов (другой председатель — прим. авт.).

Марина Климова – на вопрос, в чем причина резкого спада в работе предприятия:

- Может быть, Татьяна Алексеевна не так руководила. Когда Мамонтов у нее дела принял, уже была куча долгов. Надо было с поставщиками рассчитываться, чтобы снова товар давали, а они взялись старые долги отдавать.

Наталья Климова:

- При Татьяне Алексеевне стало все хуже и хуже. Не стали ездить за грузом, доставка уже возила. Не стали почему-то налоги платить. Мне не нравилось то, что вот они возьмут кредит, надо было взять продукты да крутануть, чтобы деньги были, а потом муку брать. А они возьмут, и долг за муку отдадут кучей. Но при ней все магазины по селам работали, почти все машины были на ходу. Хлебопекарня в полную силу работала, мы делали в смену шесть оборотов по 250 булок.

Марина Климова:

- Сколько у нас было председателей, все в первую очередь хватались за пекарню, лишь бы пекарню удержать. У нас в магазине был каждый день приход с пекарни тысяч на 12-15 — хлеб, хлебобулочные, кондитерские изделия. Мамонтов Владимир Николаевич — честный, порядочный человек, но у него не было опыта в торговле. Он финансами не управлял, доверился бухгалтерии, а сам взялся за хозяйственные дела. Хотя крайпотребсоюз хорошую помощь оказал, товаром помогли.

Наталья Климова:

- Мамонтов в лес ездил, в гараже машины ремонтировал, ему не было дела ни до чего. При нем вообще стали по мешку муки брать у местных предпринимателей. Ни дров, ни сырья, ничего не стало.

Марина Климова:

- Он под конец хотел проконтролировать финансы, а там уже контролировать нечего было. Получилось, что старые долги не отдали, новые накопили, товар никто не давал, и все крахом пошло.

Татьяна Перфильева:

- Второй раз меня пригласили в марте 2017 года, когда Мамонтов уже все поразвалил, ни одна машина не ходила. Бухгалтер Пономаренко работала, много нарушений было, это выявила ревизия в июне 2017 года. Начальство из крайпотребсоюза предложило ей уволиться. Когда я пришла, меня обманули, сказали, что долг по зарплате всего 170 тысяч, а на самом деле было около миллиона. Долг поставщикам был миллиона два, за семь месяцев тысяч 800 погасили. На пекарне ни одного мешка муки не было. Нам пришлось продать Харатуй (подсобное хозяйство – прим. авт.), где было 17 голов скота, да избушка. Скот дохлый был, валился с ног. При мне было 39 голов. Скот продали за 250 тысяч, они ушли на погашение задолженности по зарплате. Избушку продали за 150 тысяч, на эту сумму по договору нам завозили дрова на пекарню.

***

«Объем производства хлеба и хлебобулочных изделий в последние годы растет. С января по апрель 2013 года выпущено 84 тонны, за аналогичный период 2012 года – 79 тонн. Пекарня выпускает 10-12 наименований кондитерских изделий. В целом же товарооборот в 2013 году снизился. За четыре месяца 2013 года он составил чуть более 10 миллионов рублей, в 2012 году – 12 миллионов рублей».

Газета «Ононская правда», 2013 год

***

Сейчас я даю прямую речь своих собеседников и понимаю, что у читателей может создаться впечатление, будто мы разговаривали все вместе в общей беседе. Уточняю, что это были телефонные разговоры с каждым по отдельности, и я стараюсь создать общую картину из разных кусочков и личных мнений. Материал этот готовился долго, поэтому пока вы читаете высказывания, услышанные мной еще в апреле. Что ж, продолжим.

Татьяна Перфильева:

- В 2017 году мне пришлось уйти по состоянию здоровья. Я разговаривала с главой села Засухиным, было три кандидатуры. Но один, который раньше работал в милиции, ушел служить по контракту, второй, мы узнали, уезжает, и Михаил Ильич предложил Аносова Андрея Николаевича. Тот сказал – можно поработать.

Любовь Цурканова (бывший работник, трудовой стаж в сельпо — 12 лет, была кладовщиком, пекарем, продавцом):

- Мы его не выбирали. Там некого было поставить, Михаил Ильич и Татьяна Алексеевна порекомендовали, половина только проголосовала.

Наталья Климова:

- Мне не раз предлагали быть председателем. Я побоялась, что не потяну, столько долгов… Аносова нам назначили, некого было больше. Он сразу съездил в Читу, с нашим начальством все обговорил. Собрал собрание, красиво все говорил, мы думаем, умный мужик-то...

Олег Устюжин (бывший работник, 20 лет отработал водителем):

- Он бывший военный. На собрании сказал — у меня будет железная дисциплина, буду наводить порядок.

Марина АФАНАСКИНА

(Продолжение следует)

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

75